Феноменология Иуды


Шестая глава Рока Териона

Когда о Сатане говорится, что благодатью распятия над ним была одержана победа, уже не следует поносить побеждённого из поколения в поколение, со дня на день хулить Его. Ежели грех Адамов был искуплён мученичеством на кресте,  падшая природа человека коренным образом  преобразилась и облеклась в свет божий подвижничеством   Христа, тогда у Адамовых колен должно изыматься дарёное от древа познания. Поскольку этого не свершилось, богослову долженствует прояснять, как возможно после распятия облечение в свет божий той способности к познанию, коя посредством искушения была дарена Адамовым коленам от Денницы. То, что в Адаме укоренилось и проявилось как демоническое,мерзостное для Творца, за что соблазнённый первочеловек был проклят и отринут на все времена, должно деифицироваться. Это означает, что  преображённый плод от древа познания сынам Адама должен преподноситься из десницы самого Бога.

Безгрешной жизнью и восшествием на крест Исуса с Адама было снято проклятие, тем не менее отцы церкви, созерцая мерзости смертных, толкуют это указывая на изначальную падшесть и греховность Адама. Отсюда выходит, что даже своим мученичеством на кресте Исус не смог вырвать в Адаме тот изначальный корень,  кой был преподношен  от древнего Змия отцу рода человеческого, как познавательная способность. В богословской экзегетике ответа на это нигде нет.

Христос как совмещающий в Себе две природы – божью и человеческую, пришёл человеком среди людей. Он ступал по земле как смертный, дышал, лицо у Него покрывалось потом и пылью, у Него волосы, борода и ногти росли. Он сидел посреди своих учеников за трапезой и обламывал хлеб. Каким образом вошёл Бог в смертном, что Он полностью очеловечился? Если Бог полностью обосновался в человеке, тогда мы должны ведать от богословов, как получил вочеловечившийся Бог от человека дарёное Адаму от древа познания способность к постижению. Вкушение плода Адаму вменилось в великий грех. В это же время обретшее разумение было единственной способностью, посредством которой Адам начинал постигать землю. По священным книгам это было проникновением сатанинского вовнутрь Адама, за что он был во веки веков проклят. Как Бог, вочеловечиваясь, овладел этой способностью? Ведь невозможно, чтобы Бог полностью обосновываясь в человеке, отмежёвывался от этого проклятого дара смертного. За этим следует, что Бог, вочеловечиваясь, причастился к тому, что Он когда-то так яростно проклял. Бог, вошедши в смертном, овладел тем отринутым разумением, которое было преподнесено первочеловеку от Сатана путём совращения. Можем ли мы выразить словом то, как овладел Богочеловек сатанинским  даром человека? Каким образом сошлось с божественной природой то, что было проклято и отлучено от Бога  на веки вечные самым Богом? Исус об этом нигде не говорит. Из учеников никто не вопрошает   Учителя  об этом. Даже сам Иуда, являвшийся в Евангелии от Иуды выдающимся учеником, ни слова не спрашивает об этом у Учителя.

Бог, явившийся в образе человека, вещающий и рассуждающий о мире, совершает это Самым Собой?  Или Он высказывается о мире с помощью того разумения человека, за что всякие колена Адамовы от века веков стали богопротивными? Каким образом и когда преображает Исус в Себе Самом дарёное человеку от древнего Змия способность к постижению?

Такое великое раздумие следует за этим библейским мифом, кой сообщает нам скорбную весть о первородном грехе. После распятия, когда все крещёные и  оглашенные рассуждают и постигают, это та же самая способность познания, преподнесённая Адаму от Сатана, или уже что-то совсем другое? Если и то и другое  совмещаются в человеке, тогда как этот последний должен облечь это во внятные понятия ? В писаниях богословов ответа на это не найдём.

Каков ноогенез (развитие мышления) после Христа и в человеке что осталось от дарёного Сатаном разумения   после распятия Христа? Если этот дар в человеке преобразился мученичеством Спасителя, тогда отчего внутренне не ощущаем, отчего не чуем сердцем и не можем вникнуть и растолковать себе это? Если этот окаянный дар не преобразился и остаётся тем же, как мы, стоящие во Христе, замечаем и  разумеем  эту несхожесть? Кто тот, кой в себе самом воистину прочувствовал грех Адама? Кто тот, кой в себе самом после крещения прочувствовал  избавление от первородного греха? Я, один из потомков Адама, ставящий эти вопросы и высказывающийся таким образом, совершаю это посредством проклятого Адамова  разумения или я совершаю это посредством преображённого Христова разумения?  *Если в писаниях отцы церкви часто говорят о своём скорбном и жгучем  чувстве первородного греха, о смятенности души, отчего никто из этих отцов не написал ни слова о том,  как они испытывают , что дарёное от древнего Змия разумение очистилось и облеклось во свет  божий после распятия? Как отцы могут бесконечно виниться за тот грех, кой был искуплён по их же неотступному утверждению? Иль это превратилось в обязательную, выхолощенную теологему, в замысловатый богословский стандарт для укрепления видимости кротости и совестливости? * ( Здесь и далее помеченные звёздочками отрывки в грузинском тексте отсутствуют).

Бог, войдя во плоть человека, долго жил мирской жизнью. Ради искупления греха Адама Он страдал на кресте и спас род людской от безысходной участи, принёс  в страждущий мир радость и утешение, тем не менее  Он не смог избавить нас, ищущих познания, от сумрачных дум. Он только приумножил и сделал обременительнее наши раздумья. Ежели Он изъял от нас разумение вкусившего  плод  Адама, как греховное, проклятое и противное Богу, что Он преподнёс нам взамен, чтобы избавить нас от столь многих мучающих и пронзающих нас вопросов?

О, внемлющие мне, собрались вы вокруг меня и безмолствуя стремитесь постичь сказанное мной слово. Это слово искоренило из вас злопыхательство и  невежественные порывы. Теперь я скажу о том, как Денница вошёл в человека и  какое раздумье породило вхождение Сатана в смертного. Присущий Евангелию дуализм и непрестанное проклинание древнего Змия только растравливает рану,  порождённую этим раздумием, а не залечивает её.

В иудейских писаниях, а именно в книгах царей и пророков настигшее сынов Яакова несчастие и разруха толкуется и понимается как кара Господа Саваофа. Изгнание израелитов пророки приписывают Богу, а не Сатану. Это расплата за грехи и мщение исходящее от Елогима Саваофа. Пророки и раввины не обвиняют Сатана в разрушении Иерусалима и в осквернении  его святилища. В этом проявляется карающая десница Бога, а не Сатана. Если бы летописи иудейских царей  составляли христиане, мы бы узрели безудержное охаивание Сатана, как это свойственно церковным книгам.

Ежели ассирийцы, аммонитияне, филистимляне поклонялись Ваалу, Дагону и прочим богам, в иудейских текстах не говорится об этих народах и их богах, что они идут в ученики к Сатану и все их боги являются сатанинскими. Об израильских царях  поклоняющихся Ваалу, не говорится, что они поклонялись Сатану. В книгах говорится о «чужих богах». Небог (ло ели) не означает Сатана.

Христиане же называют всех нехристиан последователями Сатана. Для христиан все боги кроме Распятого являются Сатаном. Все еретики-христиане воспламеняются от Сатана. Все христианские течения друг для друга являются сатанинскими. *(Вся история христианства это хроника взаимных проклятий, отлучений, беспрерывной вражды и долгих подозрений.)*  Неужели фарисеи и саддукеи когда-нибудь говорили друг о друге, что их идеи являются сатанинскими? Неужели люди Закона Моисея говорили о вероотступниках, крещёных израильтянах, что их  ввёл в искушение не кто иной,  а  Сатан? Христиане же об израильтянах, оставшихся последователями Торы, говорят  жуть сколько лихого. Многими отцами церкви говорится, что их заставил упрямствовать Совратитель и они не послушались Христа. До нынешнего дня это так и остаётся.

В христианском богословии произошла большая тривиализация Сатана.   Невежа человек и в этом обвиняется Искуситель. Покровом бесправия и насилия облекает себя ближний и за это мирские и церковные люди обличают опять-таки  Сатана. Если совершается ложь, предательство, разврат, всякое лихое дело, испокон веков, от мала до велика, всеми  во всём обвиняется  Сатан. Богословы не выясняют чем отличается зло возбуждённое от низости человека от того зла, что возбуждается от Сатана. Ежели богословы скажут, что всякое зло возбуждается от Сатана, это означает, что шехина  Сатана присутствует по лицу земли в избытке и в живительной силе своей. И если это так, отчего человек не продвинется и не обретёт постижение от  Того, кто дал вкусить Адаму плод познания? Грешничает человек весьма и совершает не счесть  лихого, однако он остаётся таким же глупцом и невеждой. Грехами и скверной наполнится человек  и всё-таки  ничего не спросит о познании. *Когда кающийся грешник искренне уверяет причт, что его совращал Лукавый, отчего мы все с лёгкостью верим кающемуся, пишем о нём книги, лишь бы создавалась видимость победы добра и возможность обличения Сатана?*

Иуда, мать коего была Лея, и его полубратья продали своего младшего брата Иосифа за двадцать серебренников. Иосиф затем скажет, что это было от Бога (Бытие, 45: 5). Если это было от Бога, как Он  будет взыскивать с Иуды и его братьев за продажу Иосифа? Если бы братья не продали Иосифа, что сказал бы Бог о пошедших против Его воли? *Если бы вельможа Иосиф отомстил братьям находящимся в   Египте, что сказал бы Бог?* Господь осуществляет свой замысел грехопадением  старших братьев Иосифа, но абы они воспротивились этому замыслу божиему,  указывая на заветы веры, как бы с ними поступил Бог?  *Бог,  а не Сатан наущает  братьев на содеяние греховного по отношению к Иосифу.*

Иуда Сикариот (Искариот-ложное имя) предал Исуса за тридцать серебренников и согласно Евангелию он это содеял наущением Сатана. До этого в Писании сказано, что ещё не пробил час и гонители Исуса не могли  схватить Его.  Не споспешествовал  Денница гонителям Исуса, дабы они Его схватили. Пробил  час и Иуда помог гонителям узнать и схватить Учителя. Сатан вошёл в Иуду. Если это так, тогда как должно быть взыскано с Иуды за предательство Учителя? Иуда воплотил в жизнь замысел Бога. Не свершилось бы искупление греха Адамова восшествием на крест, если бы не предательство Иуды. Это забывают и на Иуду воздвигают хулу столь исступлённо, будто сами были там учениками Равви из Галилей. Если бы Иуда не предал Учителя, как сложилась бы судьба учения Христова? Было ли возможно,  чтобы Иуда своей человеческой  природой  восстал против искушения предать  Учителя? Если он мог это совершить, тогда мы должны заключить, что Иуда выступил бы против воли Бога. И если он не смог удержаться от искушения и предал Учителя, этим отменяется всякое суждение о свободе человеческого деяния.

Неужели Сатан не видел, что после распятия врата Его обители будут повержены и Он  будет одолён Исусом? Князь мира сего, Денница не допустил бы этого. *Сатан должен был стремиться к тому, чтобы Исус оставался неприкосновенным. Если распятие было неминуемой участью Исуса, на что Учитель   неоднократно указывает в своей проповеди, тогда Деннице не следовало  так упорствовать в умертвлении Равви из Галилей.

Если  Он, как человек и как Бог отказался бы от распятия, просто увильнул бы  от предопределённого ему мученичества, кем бы Он стал, оставаясь жить на земле плотником? Абы Иуда наотрез отказался предать Учителя, мог ли Исус заклясть и заставить Иуду предать Его, дабы свершилось предначертанное свыше? Распятие было предопределением Христа, но было ли предопределено то, что именно Иуда предаст Учителя? Если это было предопределено, то тогда все изобличения Иуды и проклятия бессмысленны. *   В христианских книгах невозможно, чтобы Дьявол и Бог сговорились и воздвигли заговор против человека, как об этом повествует книга Иова.

Иосиф пришёл навестить братьев, находящихся на пастьбе. Они замышляют  убить его. Рувим же сказал, что не убьём его. Иосифа бросают в безводный ров.  Замысел Бога начинается с того, когда братья стали завидовать Иосифу за то,что  отец сшил отроку красивую одежду? Или этот замысел начинается с того, когда Иуда и другие  братья Иосифа продали его измаильтянам, как раба. Где здесь завершается человеческое деяние братьев Иосифа и с какого поступка начинается деяние Бога?  Талмуд и Галаха являются регламентацией предписаний и ритуалов. О таких вопросах в них ничего не говорится.

Если апостол Иуда, после того, как от него отошёл Сатан, раскаялся за предательство Учителя, он раскаялся самостийно или Бог внушил ему каяться?  Если Тьмяной вошёл в Иуду с тем умыслом, чтобы свершилась цель Исуса, тогда здесь что-то не укладывается. По-простецки, незатейливо и злорадно сочинённая весть об Иуде стала источником нравственных и обличительных суждений в течение многих веков.   Когда мы говорим, что здесь что-то не укладывается, подразумеваем корреляцию между добром и злом а также учение о свободном выборе человека.

Колоссальное раздумье, только прояснившееся, смутит и повергнёт  в  трепет небеса. Поглядим, какое море простецких, бесхитростных  суждений и этических потуг образовалось вокруг него. Когда Сатан вошёл в Иуду, колебался ли этот навеки окаянный апостол в деле предательства Исуса? Евангелие не даёт слово Иуде. Он изначально выведен  законченным предателем, пропащим учеником.

Человек решившийся на предательство, делает это от того, что в него входит Искуситель? Неужели у Сатана нет иного ристалища, чтобы Он в каждом человеке становился свидетелем его низости и мерзости? Если всякий смертный имеет столь высокий человеческий статус, что каждая его кривда происходит по наущению Искусителя, тогда человек должен выразить и благодарность и печаль.  Благодарность за то, что в мире Майи, в призрачности всего сущего зло до такой степени печётся о человеке и оно проявляет себя в таком яром и наглядном виде.   А печаль  человек должен выразить за то, что он всё-таки не в силах постигать зло  и остаётся несведущим в этом.

Невозжможно, чтобы зло проявилось в яром виде в призрачности вещественного мира. Если бы это было не так, тогда проблема смысла не стояла бы   перед познающим настолько остро. Вопрос о смысле предельно заострён  у  Екклесиаста. Вопрос смысла не что иное, как вопрос познания покрывала Майи.  Царствование Майи тотально и абсолютно, однако  что тотально и абсолютно, как оно может быть лишённым смысла? Властвование Майи мы не постигли должным образом. * Махамайя всеобъемлюща на веки вечные. Она имеет двойственную сущность. Она и асура (демон) и деви (богиня).   В призрачности мира Майи было ль  подлинным вхождение Сатана в Иуду и его предательство? Как мы можем убедиться,  что во всеохватной  призрачности и тщете случаются истинно божественные проявления?  Как мы можем убедиться, что в суетности и бренности сего мира явление Бога тоже не суета и тщета? Как из бренья рождается мысль о самой бренности? В непреходящести призрачности сего мира как мы можем подступиться к вопросу о смысле вещей? *

Во всём мире нигде не найти такое огромное количество писаний, созданное для изничтожения  и охаивания одного человека – апостола Иуды. Среди апостолов Иуда был первым. Он пользовался огромным доверием Учителя и был человеком многопостигающим. Если именно в него вошёл Сатан, выходит, что из апостолов только Иуда постигал слово, изречённое Учителем. Если бы Сатан не вошёл в него, как поступил бы он, чтобы свершилось распятие и искупление? После этого предательства, ставшего притчей во языцех, отчего Искуситель не  заступился за Иуду? Дьявол, войдя в Иуду, наделил его той мудростью, чем Дух божий предумышленно обделил остальных апостолов? Здесь также вырисовывается отвергнутый в христианском богословии вопрос о судьбе человека. Если Искуситель  вошёл в Иуду, выходит,что он опередил Дух божий. Иначе Дух божий дал войти  Лукавому в Иуду. Если Сатан норовит погубить Исуса предательством Иуды, выходит, что Он не ведает о замысле Спасителя и Его Отца. Если Денница ведает об этом и тем не менее подготавливает предательство Иуды, тогда Денница пребывает в сговоре с Богом, как мы это узнали из книги Иова. По Писанию, благодатью распятия Сатан был повержен, однако невозможно, чтобы Лукавый споспешествовал своему поражению.

После искушения князем мира сего Иуды, оный апостол преобразовался в  человека Лукавого. Иуда является единственным человеком, кто воспринял и  прочувствовал внутри себя шехину Искусителя. Лукавый, вошедши в человека, не мудрствуя лукаво выходит из него и не оставляет никакого отпечатка в нём? Евангелие пытается уничижить и смешать с пылью ту великую демонофанию, сия свершилась внутри Иуды. Или сочинитель этой вести не ведал с чем он стал тягаться и не думал о том, какие вопросы следуют за вестью об Иуде.   *Великий замысел вселенской новой веры без участия зла не мог претворится в жизнь. А то,  что сие зло навеки проклинается с амвонов всех церквей мира, уже  имеет ничтожное значение. Зло положило свою непредотвратимую долю в величественном шествии Исусовой проповеди  по всему миру.*

О, Иуда, ты тот, кто не выдал великое потаённое. Никто не попытался тебе самому дать возможность высказаться. Только лишь  хула и проклятия слышны, когда люди начинают судить о тебе. Из-за тебя последователи Христа с размахом стали поносить иудеев и придерживающихся Торы навеки обвинили в убийстве Искупителя. Если мы будем следовать этому духу поношения иудаистов, возникает такой вопрос:  апостол Иуда предательством Учителя довершил дело защитников Моисеева закона и он содействовал иудеям, чтобы они оставались последователями Торы. Первосвященник Каиафа и его община поискали ли прах Иуды и захоронили его после того, как предатель, снискавший славу навеки окаянного, согласно Писанию, повесился? Иуда, содеяв предательство, помог делу Моисеевой веры   и осуществил цель фарисеев, когда те тщились схватить и казнить Христа. Из обстоятельства поношения людей Торы христианами только так может быть, что иудаисты должны воздать почесть апостолу Иуде. Был ли Иуда соумышленником фарисеев?

Внемли Яаков и ответь мне! Так ли захирела и запустела вера Моисеева, так ли  иссякла сила духа Ильи, Елисея, Исаий, Иеремий, Иезекииля, что иудеям в деле защиты Торы содействует сам князь мира сего, обуяв Собой Иуду? Это поклёп на Тору и книги пророков, когда говорится, что Сатан вошёл вовнутрь Иуды. Дьявол ли защитил таковым злохитрием иудеев от проповеди Равви из Назарета? Стала ли нуждаться Тора в попечительстве Лукавого? Ни у одного раввина, ни у одного толкователя веры об этом не сказано ни слова.  У наставников Талмуда всего только и говорится, что Исус Назаретянин мучается в луже кала за раскол веры.

По писанию, Иуда после того, как он предал Исуса, обратно предлагал фарисеям серебренники и они отказались взять эти деньги (Матф. 27: 4).  Это тоже моралистический изворот. Если они  отвергают предавшего Христа Иуду, тогда выходит, что фарисеи втайне соглашаются с Равви из Назарета, страшатся его угроз и порицают Иуду за предательство. Кто из фарисеев когда и каким образом распознал, что Иуда предал Учителя тогда, когда Дьявол вошёл в него и он проникся духом Лукавого? Сам Иуда как  прочувствовал, что Он самый, Сатан вошёл в него? Обитатели низших миров водятся страсть сколько. Так и низших миров полно. Иуда как постиг, что именно великий владыка всех низших миров, а не какой-либо демон вошёл в него?

Вхождение Дьявола в человека величайшее диво, тем не менее познающий должен спросить: является ли подобный инзорцис необходимым условием того, что человек исполнится чёрной благодатью и он как бусину, бросит себе на ладонь всё Творение. После подобной сатанофании и Пятидесятницы не нужно, чтобы человек исполнился величественным духом зла. Что осталось в сердце Иуды, когда Сатан вышёл из него? Если в Иудином сердце ничего не осталось, это является поражением и побеждённостью Сатана, человека и Творения. *Судя по библейской вести об Иуде, в призрачном мире Майи даже  Денница не может оставить отпечаток после того, как он входит во плоть и кровь человека, а затем отходит от него.*

Сам Иуда не мог предать Учителя, если бы Сатан не вошёл в него? Евангелисты, люто враждующие с верой Моисеевой опять-таки приволокли за рога князя сего мира. Если Сатан вошёл в Иуду, кто узнал об этом, раз так было написано? Кому мог поведать Иуда, что  его внутренность пронизана Сатаном? В экзегетических книгах говорится и то, что Иуда по своей воле выбрал преисподнюю. Если Иуда выбрал по своей воле, тогда как и зачем вошёл в него Сатан? Неужели так пребывает человек в бренном мире, что по своей воле выбирает лукавство и Лукавый устремится, чтоб войти в него? Так ли измельчали у князя сего мира дела и помыслы, что лишь бы кто-то замыслил лукавство и Ему не терпится войти в человека и обуять грешника духом зла? Скажем, человек перестал замышлять зло. Лукавый его покинет и тотчас же Бог войдёт  в него?

И во зле заброшен и покинут смертный. Не сможет сказать великий грешник, что он  когда-то испытывал внутри себя пришествие Лукавого. Это только лишь ради красного словца сказано, что за душу человека  Бог и Дьявол между собой борются во все времена.  Если рассудим жизнь человека по этому красному словцу, тогда в сочинениях великих естествоведов проявляется дьявольское или божеское?

И если Лукавый вошёл в Иуду, Бог так  легко дал князью мира сего совершить умерщвление своего Сына? Кто-нибудь попытался обозреть вхождение Сатана в Иуду, как судьбу?  Как должен человек замышлять то злое, которое совершается в отрыве от Сатана?  Есть ли то доброе, которое отделено от Бога?

*Как мог Господь уповать на благодарность потомков Адама за то, что Он пожертвовал жизнью единородного Сына, чтобы люди имели дотоле неизвестную им возможность спасения душ, когда Адонай, ярый Бог, Бог воитель Пятикнижия Моисеева (в хвалебной песни Моисея говорится: “Господь муж брани, Иегова имя Ему” (Исход, 15: 3)), буквально причитает в проповедях пророков за неблагодарность и низость израильтян?  Отцовское благодеяние было осквернено, осмеяно и забыто человеком из дома Яакова даже после многих грозных предостережений от Елогима  Саваофа, даже после того, как Он многократно жестоко взыскал с израильтян больше за неблагодарность, чем за отступничество и стал лютым врагом дому Яакова. На что уповал Бог воитель после стольких неблагодарностей со стороны жестоко Им караемого, упорствующего в кривде  непослушного израильского племени? Священная летопись Израиля есть не что иное, как непреходящая распря  между Господом и стойким во грехе людским родом. Это тяжба отмеченная тысячами убиенными Богом евреями и мерзостью запустения.

Кто вдумчиво читает книги пророков, он будет поражён тем, что Бог воин, Господь  Саваоф до чрезвычайности сокрушается о падшести избранного Им племени. Бог  сквернословит ужасно и покрывает матом сынов Израилевых. Это тоже является свидетельством истинности иудейской веры, уникальной и высочайшей совестливости  духовных предводителей и соферимов (составителей священных книг). Не за религиозные  изобличения, не за поклонение Ваалам, за волхвование и ворожбу умерщвляли или гнали взашей пророков соплеменники, а за то, что их проповедь была полна площадной бранью и люди божии, пророчествуя, ругали матом поголовно всех. Арийские боги в огромной толще  индуистских писаний так не изобличают упрямствующих во грехе и нарушающих Дхарму индусов. В индуизме просто нет такого ярого духа обличительства. Это свойственно только лишь авраамитским религиям.  Авраамов, Яааковов и Иовов Бог, Бог християн, Мухаммадов Бог дословно сыплют проклятиями и угрозами, без устали понукают паству. Здесь человек  у Бога постоянно находится под подозрением. Нет нигде в мире таких писаний, где Бог или  блаженный сонм богов столь остро переживали падение своего избранника.

Если пожертвование единородного Сына Отцом ради спасения навеки окаянных душ трактуется отцами церкви как проявление безграничной милости и неописуемого великодушия Бога, то отчего мы не знаем из летописи такого человека божиего, из уст  коего Отец грозно глаголет и скорбит о неблагодарности крещёной паствы? Отчего нигде не глаголет Отец  Сына-Искупителя у апостолов и позднее у отцов церкви и современных именитых проповедников, что Я дал вам Сына, которого вы были недостойны, что именем Сына Моего церкви ваши сделались обиталищем то ль швали в рясах, то ль лживо кающегося  за атеистическое прошлое краснобайствующего либерального шантрапы и академического отребья? К чему столь огромное множество умствующих  исусиков?

Разве мало зла в мире, чтобы Отец заговорил? Это ли возрождённое после сатанинского большевистского атеизма христианство? Разве поношение атеизма и предательский роспуск советской империи свидетельствуют о победе над Сатаном? Все эти религиозные проповеди и изобличение Лукавого с конца прошлого столетия оказались всуе. Не хлебами небесными, а земными спасся человек. Только хлебами! Только копейкой! Кесарь взял и кесарево и Богово. Как поражающе изолгался ныне человек, чтобы укрепить видимость вольности либеральной. Изолганный христианствующий либерал в недалёком будущем изолжётся ещё более именем прав человека и Бога. Отчего зло величественно царствует везде?  Отчего голос ярого Бога , слышимый у древних пророков превратился в богословскую метафору и в увёртку, дабы сокрыть немощь духа? Отчего совсем перевелись люди божии? Где та благодать, о коей столь много возвещают? Где животворящая вера возвещённая со всех трибун? К чему такое множество строящихся церквей? Как мы нынче, исходя из собственных раздумий, можем  осмыслить сказанные Ницше слова: «Бог умер»? Как мы, люди начала третьего  тысячелетия после Христа, можем облечь в слова потаённую скорбь о потере Бога? Как можно удостовериться, что в нынешнем мире есть хоть дуновение Духа божиего?

Отчего Адонай, великий и ревнивый Бог Торы безмолвствует у христиан? Что это такое, если не утвержднние законченности, отмена и убиение Отца ради вящей славы Сына? Если Сын величественно восседает одесную Отца, отчего Отец ни разу не глаголет через уста своих крещёных избранников? Отец безмолвствует, когда распятый Сын скорбно обращается  к Нему: «Боже мой,Боже мой! Для чего ты меня оставил?» (Марк. 15: 34). Христос часто отсылает слушателей к Своему безымянному Отцу, но отчего Он не называет Отца по имени-Адонай или  Елогим Саваоф? Отчего Отец ни разу не называется евангелистами или апостолами Его великим именем? Отчего Исус  так упорно не желает назвать своего Отца  тем именем, коим Он был известен среди израильтян? Выходит, что Исус Христос что-то не договаривает. Он принципиально избегает назвать именем Отца. У святых отцов церкви нигде прямо не говорится, что именно Елогим Саваоф, владыка именем Адонай родил  грешному миру Сына-агнца на заклание. *

Весть об Иуде потому и является поражением Сатана, человека и Творения,что Иуда убивает себя как обыкновенный преступник. Выходит, что Бог  и Сатан использовали Иуду  как воплощённое орудие. Если согласимся с этим рассуждением, что же тогда остаётся от свободной воли и свободного выбора  человека?

Иуда после этого предательства должен был изречь слово, которое повергло бы в трепет небеса и геенну. Иуду заставили умолкнуть и его прокляли на веки вечные.*Этим как-то увернулись и  избавились от необходимости думания о  сущности зла.* В отличие от царя Эдипа  и *короля Лира* апостол Иуда молчаливый трагический герой той святой мрачной вести  о предательстве Искупителя, коя служила к вящей убедительности новой религии новых людей-еврейских отступников.

После Соломона воцарился Иеровоам. Он сотворил  двух золотых тельцов и призвал верноподданных поклоняться этим литым изваяниям. Царь Ахав был кривее Иеровоама. Богу Ваалу воскуряли  и кадили Ахав, Ахаз, сын Иоафамов, и прочие цари.Чужим богам поклонялся Иудейский царь Амация. Царь Манассия, сын Езекиев, ворожил и чародействовал. Все они делали неугодное в очах Господних. Не входил Сатан ни  в Иеровоама, ни в Амацию, ни в  Манассию. Не говорят этого летописи. Не искушал их Сатан, чтобы они поклонялись Ваалам и тельцам. Цари сами, по своей воле зачинали и воздвигали священные изваяния Ваала и золотые тельцы. *Во второй книге летописи царей сказано, что царь Манассия поставил жертвенники Ваалам и … поклонился всему воинству небесному и служил ему (2кн. Пар. 33: 3). Он соорудил жертвенники всему воинству небесному  на обоих дворах дома Господня (там же ,33: 5). Как это может быть, что поклонение богопротивным истуканам означает поклонение всему воинству небесному? Имя «Елогим Саваоф» обозначает Предводитель небесного воинства. Имя «Саваоф» обозначает воинство и все звёзды. Имя «Денница» означает и звезду и Сатана во многих письменных языках. В Евангелии эпитетом «князь мира сего» наделяется и Искуситель и Искупитель.*   Ни о царе Соломоне не говорится, что Сатан искусил его, когда царь совершал воскурения чужим богам. Соломон самостийно стал клониться к богам своих жён.

А новозаветные книги непрестанно проклинают и изобличают Сатана. Исус назвал апостола Петра Сатаном. Устами Петра искушал Исуса Тьмяной и Пётр ничего не ведал об этом. Если устами Петра заговорил сам князь мира сего, отчего он не сказал больше того, что было сказано Им  устами Петра? То, что Пётр сказал Учителю, было сказано по глупости его, а не наущением Сатана.

Когда Каин убил Авеля, не было сказано, что Сатан вошёл в него и возбудил на братоубийство. Господь говорит с Каином и Каин хамит перед Ним. Каин просит Бога, чтобы Он уменьшил проклятие. Бог так и делает. С Иудой после его предательства Господь не поговорил. Каким грехом должен грешить человек, как он должен пасть, чтобы заставить Бога обратить взоры на него и изречь слово проклятия?

Из апостолов, из смертных Иуда  удостоился  чего-то великого. Иуда пережил оставленность от Сатана и от Бога так,к ак никто другой это не переживал в истории  человека. Если Бог безгранично милостив, тогда он должен был остановить надевавшую на голову петлю руку Иуды. Весть об Иуде является худым осмыслением вопроса о зле и причащения ко злу человека. Сочинители Евангелия были неискушёнными людьми и не так уж много понимали.

Сонм отцов церкви утверждает, что Иуда на веки вечные брошен в геенну. Предположим, что Иуда с 33-го года первого века до нынешнего дня пребывает в самом пекле геенны. Какую память, какое разумение хранит в себе Иуда? К чему стремится его мысль и что для него является милостью?

Именно Иуда должен был взвалить на себя непреходящее проклятие, чтобы учение Исуса Христа победило не только в споре с последователями Моисеевой веры, но и в споре  с язычниками. Иуда меченосец является соумышленником Исуса. Невозможно, чтобы он за тридцать серебренников предал громадное зачинание своего Учителя. Иуда должен был  стать вечным символом низости. Предательство Иуды является ширмой, в чём нуждалась весьма конспиративная, эзотерическая община,*вещающая именем дома Давидова.* Мировому триумфу распятого Иуда сослужил как радетель. Христова интерпретация Моисеевой веры распространилась по Римской империи. Сколько иудеев и идолопоклонников стали последователями Христа только потому, что они слышали о предательстве Иуды. Присущий Евангелию дуализм весьма способствовал распространению христианства. Здесь Дьявол приобрёл космический масштаб. В это же время Дьявол стал банальнейшей теологемой,  с помощью которой в течение многих веков штопали  потрёпанные и запятнанные знамёна христианства. В Римской империи проповедники Христа распространили панику о злоумышлениях и нескончаемых кознях Дьявола. *Одновременно с пылом утверждалось, что он был побеждён жертвенностью Спасителя.* К сегодняшнему дню эта паника оживляет думы  и рассуждения причта и  паствы о пришествии Антихриста. В свет выходит   тьма-тьмущая книг об этом.

На веру Моисееву возвели такой навет и теперь иудаистов изобличают  в подготовке пришествия Антихриста.  Апокалиптические писатели хотят сказать, что иудаизм вера сатанинская. Отчего немотствует Елогим Саваоф? Отчего Он не воспламенит пророков?  Если Он от того и немотствует, что припасает ответное слово к сумрачному грядущему, тогда горе христианам.

Когда Исус воскрес и стал посреди сонма апостолов, отчего никто не спросил Его  об участи Иуды? То дерево, на котором повесился Иуда и та верёвка, из которой он связал петлю, следовало сохранить. Рядом с  Христовым деревом для пыток и с гвоздями следовало положить часть от того Иудина  дерева и обрывок той верёвки. Вот это и является истинной христианской памятливостью. Не  кому-либо иному, а апостолам  долженствовало собрать и захоронить бренные останки Иуды и на его могиле воздвигнуть глыбу.  Это напоминало бы всякому человеку, что именно таким великим предательством, а не  каким-либо иным путём стало возможным распространение новой веры.

О, труженики, умейте вместиь в себе поставленные мной вопросы. Перестаньте  пребывать в лености, которой вы заразились от ближних, как от проказы. Отойдите от тех, которые обессиливают вас своей скаредностью и трусостью. Ристалище духа  никогда не может быть безопасным. Оно только  опасно и ужасно.

*Феноменологию зла, истинную сатанологию следует создать не минуя вышеизложенные размышления. Они послужат введением в феноменологию зла. Можно ли  сегодня создать такие книги о споре человека и Бога, которых хватит хотя бы на одно столетие? Кто-нибудь из христианских подвижников, достигших райского блаженства может  донести  до смертных  слово о том, избавляет ли блаженного пребывание в садах божих  от бремени мышления, от необходимости постижения  добра и зла?

Тысячелетия протекли в истории христианства и ещё не создано богословие о шуйце Бога. Столь много сказано о Его карающей деснице, однако  у Него есть и вторая десница. Кто восседает ошуюю Бога?

Если кровавую историю христианских стран последних  двух столетий беспристрастно рассмотрим, опираясь на Писание, мы удостоверимся, что в ней проявляется ныне безмолвствующий Отец, Бог брани и отмщения, а не Сын, Бог любви, смирения и сострадания.

А того, кто учит нас, что свет это от Бога, а тьма  от Тьмяного, отошлём к словам человека божиего, пророка Амоса: «Разве день Господень не мрак, а свет? он-тьма и нет в нём сияния» (Амос. 5: 20).*

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s